Итоги года от Института археологии РАН

Под Новый Год все подводят итоги года. Не стал исключением и Институт археологии РАН, который решил рассказать о 10 самых интересных открытиях, совершенных его сотрудниками. Но, как обычно, получилось рассказать чуть больше.

В 2020 г. реализованы два крупных музейных проекта, работа над которыми велась при непосредственном участии специалистов Института археологи РАН.

Осенью был завершен монтаж экспозиции «Музея археологии Чудова монастыря», созданной на основе археологических остатков, обнаруженных во время раскопок на месте Чудова монастыря в Московском Кремле. Главный экспонат музея – перекрытая стеклянным полом поверхность XII в. со следами усадеб и жилищ, котлованами погребов, следами огородов и частокола домонгольского времени. Рядом находятся фундаменты монастырских построек XV–XVI вв., строительные остатки древнейшего собора 1365 г. и белокаменные саркофаги монастырского некрополя. Все экспонаты – подлинные вещи различных эпох, найденные при раскопках 2016–2017 гг. на месте Чудова монастыря или сохраненные в фондах Музеев Московского Кремля после сноса монастыря в 1929 г. В ноябре экспозиция была показана президенту России Владимиру Путину.

Антропоморфный саркофаг XVI в. из некрополя Чудова монастыря. Фото 2020 г.

Общий вид одного из раскопов под 14-м корпусом Кремля.
Под колоннами здания 1929–1932 гг. расчищены фундаменты,
сложенные из белокаменных блоков из разобранных построек Чудова монастыря. Фото 2017 г.

Одним из результатов археологических исследований в Туле стало создание «археологического окна» на Соборной площади Тульского кремля. «Археологическое окно» сооружено на месте каменного Успенского собора XVII в.: это застекленный павильон, в котором находится археологический раскоп с остатками фундаментов и макетом реконструкции собора. Ранее точное местонахождение храма было неизвестно, и только комплексные исследования, включающие изучение архивных документов, георадарные исследования и археологические наблюдения, позволили найти часть фундаментов первого каменного храма Тульского кремля.

«Археологическое окно» на Соборной площади Тульского кремля

«Археологическое окно» на Соборной площади Тульского кремля

Изменение климата, теплые зимы и более жесткий график строительных работ изменил само понятие «полевого сезона», которое раньше разделяло археологический год на летний период – время раскопок, и зимний – время систематизации и осмысления новых материалов. Полевые изыскания 2020 г. открылись для Института археологии в январе, в двух знаковых точках – в Великом Новгороде и Херсонесе. Эти работы велись на неизвестных, почти не исследованных участках, и в обоих случаях они принесли впечатляющие результаты

Остатки крепостной стены на раскопе Дмитревский-5

В Новгороде обнаружены части оборонительных сооружений XVI–XVII вв. – остатки Досланьской проездной башни и участок стены близ Борковской башни; фрагмент древней улицы и стены каменной церкви Иоанна Крестителя XIV в.Главные находки сезона – клад монет времен шведской оккупации, шахматные фигуры, боевой топор, печати посадников Федора Даниловича (1435 г.) и Юрия Ивановича (1354–1380 гг.) и 10 берестяных грамот, среди которых – завещания, упоминание о походе «рати» «за Волок» (так называли северные земли, новгородские владения в бассейне Онеги и Северной Двины), грамота-приказ, написанная по московской традиции поперек волокон бересты и самая загадочная грамота № 1131 от Юрия Жидилова к Олександру с совершенно нечитаемым набором букв «…жидиколосакажи.. паганнананоланажаасовосаюжо..», над которым, вероятно, еще долго будут биться лингвисты.

Клад в кубышке с отбитым горлышком.

Момент находки грамоты № 1132

В Севастополе был найден ранее неизвестный участок древнего Херсонеса, расположенный за пределами стен города: в античный период здесь был некрополь, в V–VII вв. – свалка, а в VIII–IX вв. античные склепы были приспособлены под жилые и хозяйственные постройки. Раскопки на мысе Хрустальный добавили новые страницы в историю города: здесь были обнаружены остатки батареи № 8, построенной в 1810 г. для обороны рейда Севастопольской бухты. До настоящего времени считалось, что инженерные сооружения батареи № 8 не сохранились. Во время дальнейших раскопок на участке были найдены следы античной керамической мастерской IV–III вв. до н. э.: это чрезвычайно редкая находка, так как из-за высокой пожароопасности гончарные производства находились за пределами городов, и найти их чаще всего можно лишь случайно.

Остатки каменных цоколей батареи № 8. Общий вид

Экспедиционные исследования Института до сих пор не закончены: ведутся раскопки могильника позднескифского могильника Киль-Дере под Севастополем и некоторых других памятников на трассе автомагистрали между Симферополем и Севастополем.

Сейчас научное изучение новых материалов, их анализ и подготовка к публикации часто начинаются, когда работы в поле еще не завершены. Информация о первых результатах крупных полевых проектов появляется на сайте Института сразу же после окончания раскопок.


Одним из важных событий стало исследование кургана эпохи бронзы, расположенного на окраине города Баксан в Кабардино-Балкарии. По размерам (семь метров в высоту и 54 м в диаметре) курган был сопоставим со знаменитым курганом Ошад, исследованным в 1898 г. археологом Н.И. Веселовским. Но, в отличие от знаменитого кургана, давшего название майкопской археологической культуре, центральное захоронение Баксанского кургана было ограблено в древности. Грабители вынесли и останки, и погребальный инвентарь, и археологи нашли в могильной яме лишь металлическую крышку от миниатюрного сосуда. Эта находка позволяет предположить, что заупокойные дары этого погребения могли быть сопоставимы с находками из кургана Ошад. К моменту окончания работ в кургане было найдено 9 погребений эпохи средней бронзы, принадлежащие северокавказской и катакомбной археологическим культурам.

Пятно ямы центрального погребения майкопского времени

Вид с вершины кургана и его каменная «шапка»

Редкое граффити XII в., состоящее из изображения человека с фантастическим животным и фрагментом сопровождающего текста, обнаружили археологи ИА РАН при исследовании одного из древнейших храмов Северо-Восточной Руси домонгольского периода — Спасо-Преображенского собора в Переславле-Залесском. Фигура бегущего человека, левой рукой поднимающего над головой существо с головой птицы, телом змеи и рыбьим хвостом, расположена в правой части граффити. Слева от рисунка и под ним находится текст, в конце которого уверенно прочитываются слова «но не всем ладно. Игнат писал», рядом – автограф «Лазорь писал» и сокращенные названия дней недели. Также рядом прочерчены кресты – вероятно, погребальные. На сегодняшний день существуют разные версии, объясняющие смысл граффити: по одной из них, надпись и рисунок могут иметь гадательный характер, по другим – это может быть аллегорическое изображение борьбы добра и зла или обозначение фантастических существ, которые, по преданиям, обитали в дальних странах.

Общий вид собора с юго-востока

Белокаменый блок на северном фасаде с граффити и рисунком

Топографические планы XIX в., сохранившиеся в архиве, и современные методы геофизики позволили найти у села Гнездилово в Суздальском Ополье средневековый курганный могильник, который впервые был обнаружен в середине XIX в. и впоследствии «утерян», так как надземная часть курганов была полностью разрушена распашкой и сровнялась с землей. Чтобы найти погребальный памятник, ученые использовали ГИС-технологии для обработки полевой документации 1851 г. и методы геофизики для выявления невидимых на современной поверхности средневековых объектов. На карты и планы XIX в. были наложены данные геофизической съемки местности – магниторазведки и электроразведки. Они показали, что на участке, на котором сейчас находится пахотное поле, присутствуют аномалии. Часть из них, представляющая округлые площадки, были идентифицированы как основания курганов, а кольцевидные круги – как ровики, окружавшие курганные насыпи. Благодаря этим данным были определены границы средневекового могильника, который археологи безуспешно пытались найти с 1980 г.

Общий вид на раскоп

В 2005 г. при исследовании наиболее ранних культурных слоев Фанагории был найден клад древнейших боспорских серебряных монет, спрятанных в небольшом кувшинчике. Он содержал 162 серебряные монеты и был скрыт в стене дома, который, как и весь город, погиб в пожаре начала V в. до н. э. Окончательное исследование этого клада было завершено лишь в 2020 г., когда в октябре вышла из печати книга Владимира Кузнецова и Михаила Абрамзона «Фанагория. Результаты археологических исследований. Том 8. Клад позднеархаических монет из Фанагории». Исследование показало, что находка 2005 года является единственным кладом древнейшего монетного серебра в Северном Причерноморье. Анализ монет помог найти ответ на один из важнейших вопросов античной нумизматики – времени начала чеканки монет на Боспоре Киммерийском (совр. Керченский пролив). Сейчас мы знаем, что первые монеты на Боспоре появились между 490 и 480 гг. до нашей эры – это означает, что чеканка первых монет на территории современной России началась около 2500 лет назад.


Около полутора тысяч лет Предкавказье и Северный Кавказ населяли аланы – могущественные и многочисленные племена, жившие здесь до начала II тысячелетия. До сих пор не известно, как аланы были связаны со скифо-сарматской культурой, и какие современные северокавказские народы являются потомками алан. Монография Дмитрия Коробова «Аланы Северного Кавказа: этнос, археология, палеогенетика», которая вышла из печати в июне 2020 г., рассказывает о последних лингвистических, антропологических, археологических и палеогенетических исследованиях, касающихся северокавказских алан. Автор подробно рассматривает первые результаты секвенирования палео-ДНК представителей среднесарматской и аланской археологических культур, дающих представление о генетическом портрете древнего и средневекового населения Северного Кавказа на фоне имеющихся данных о генетике современного населения региона.

Онлайн-проектом, появившимся в ситуации недоступности музеев во время пандемии 2020 г., стала виртуальная выставка «Свидетели прошлого: искусство и ремесло в археологических находках». Главные экспонаты выставки – трехмерные цифровые модели археологических находок, собранных экспедициями Института в последние три года.

«В условиях пандемии Институт предпринял значительные усилия для развития цифрового пространства археологии: на сайте размещены архивные материалы о раскопках 1950-х гг., электронная библиотека пополнилась несколькими сотнями оцифрованных изданий. Развитие цифровой среды, в том числе ранее созданной информационной системы, содержащей данные о всех полевых работах, проводившихся на территории РФ с 1945 г., позволило Институту продолжить продуктивную работу в ситуации карантинных ограничений, когда многие информационные ресурсы и музейные коллекции оказались недоступны», – отметил Николай Макаров.


Текст: Институт археологии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *