Церковь Воскресения на Дебре

Церковь Воскресения на Дебре примечательна не только красотой композиции и декора. Ее редкость в том, что она — единственная сохранившая в Костроме посадская церковь XVII века, времени, когда «прихожане христолюбивые люди» своим попечением возводили настоящие шедевры архитектуры.

Одна из древнейших улиц Костромы — Нижняя Дебря. Видимо, когда-то в этой местности был лес с густой чащей или заросшая низина у реки. По преданию первую церковь поставил здесь костромской князь Василий Ярославич (1236/1241-1276) — правнук Юрия Долгорукого, внук Всеволода Большое гнездо. Церковь предназначалась для небольшой слободы псарей, которых князь поселил здесь, переведя псарню из детинца непосредственно в свои охотничьи угодья. Время шло, посад рос; церковь, несомненно, за несколько веков многократно строилась заново. В переписных книгах за 1628-1630 годы значится так: «На Нижней Дебре… церковь древяна, верх шатровой, Воскресенье Христово, да вверху придел Христовы мученицы Екатерины, да церковь другая с трапезою древяна клецки Косьмы и Демьяна, да придел Христова мученика Георгия страстотерпца, а в церквах образы и свечи и книги и ризы и на колокольнице колокола и всякое церковное строенье мирское приходных людей».

Храм летом 2020 года. Фото Алексея Паевского

Новая каменная церковь в районе Дебри, где к тому времени обосновались кожевенники, появилась в середине XVII в. Дата ее освящения была зафиксирована в надписи, сделанной красками на восточной стороне юго-западного столпа над правым клиросом: «Благоволением Бога и Отца Вседержителя и поспешением сопрестольнаго Единароднаго сына Бога Господа Иисуса Христа и содействием Пресвятаго и Животворящаго Духа от единосущнаго существа Единосущныя Троицы создана бысть сия церковь во имя Тридневнаго Воскрешения Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в лето 7160 при державе Государя Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича всея России и при великом господине святейшем Иосифе патриархе Московском и всея России и верою еже во Христа и радением всего чина веродержителей Кирилла Григорьева сына Исакова и Воскресенских прихожан христолюбивых людей построена и освещена церковь сия 7160 года октобрия 12 дня (12 октября 1651 года — «РД») на память св. мучеников Прова, Тарха и Андроника». Надпись на алтарной стороне иконостаса свидетельствует о том, что первым был освящен Трехсвятительский придел: «Лета 7158 июня 12 дня (12 июня 1650 года — «РД») освящена бысть сия церковь Трех святителей … по душе Кирилла Исакова в вечную память».

Фасад храма. Август 2020 года. Фото Алексея Раевского

Радетель храма — Кирилл Григорьевич Исаков, происходивший из старой московской купеческой фамилии Морозовых; есть упоминания, что он пользовался двойной фамилией Исаков-Катеринин. С 1627 года Исаков известен как член гостиной сотни, который с 1632 года начал вести торговые дела в Костроме. Судя по всему он, живший неподалеку от храма («от реки от Черной идучи к Боровой улице»), был и самым состоятельным его прихожанином. Известный костромской краевед, историк церковной архитектуры Костромского края Иван Васильевич Баженов (1854-1920) в работе «Воскресенская, что на Дебре, церковь в городе Костроме» (1902 год) изложил местную любопытную легенду о происхождении средств на постройку церкви. «Московский купец, по коммерческим делам проживавший в Костроме, Кирилл Исаков, занимаясь торговлею красок (краски предназначались для кожевенного производства — «РД») покупаемых им из Англии, в ряду заказанных транспортов с красками однажды получил совершенно необычный транспорт. Распаковав последний, Исаков был очень удивлен весом одного бочонка, по-видимому, с красками, а вскрыв его, удивился еще больше, потому что в бочонке вместо краски оказались слитки чистого золота. На сделанный нашим честным торговцем запрос к английскому купцу о том, как поступить с этой находкой, в ответ от последнего было получено поручение — употребить золото на богоугодное дело. Понявши это поручение в смысле построения церкви, Исаков, не ограничиваясь английским золотом и собственными щедрыми пожертвованиями, открыл сбор доброхотных даяний от костромичей, и вот на соединенные денежные средства костромские и на английское золото была воздвигнута настоящая, в те времена имевшая очень большую стоимость, Воскресенская каменная церковь». Предполагается, что два придела в новом храме были устроены в честь святых покровителей родителей Исакова — Григория и Екатерины (в прежней деревянной церкви также был Екатерининский придел, видимо, сохранили его неслучайно). Большой северо-восточный придел устроили в честь Трех Святителей — Иоанна Златоуста, Григория Богослова и Василия Великого. Главный престол, как и прежде, был во имя Воскресения Христова. Со временем Кирилл Григорьевич Исаков упокоится в подклете храма, ктитором которого он был (судя по данным, храм к тому моменту еще не был достроен).

Наружные росписи. Фото Алексея Паевского

Храм впечатлил современников и восхищает до сих пор. Это высокий пятиглавый крестово-купольный храм на подклете с большими главами на массивных световых барабанах. В основание глав — кокошники. Прясла стен и углы здания отмечают изящные спаренные полуколонки. Апсиды расписаны «бриллиантовым рустом». Такая раскраска была сделана во время реставрации храма в XIXстолетии: исследователи, восстанавливая древний облик храма, апеллировали к оформлению церквей Троице-Сергиевой Лавре и Кремле Ростова Великого. Также фасады декорированы поливными изразцами и каменной резьбой с зооморфными и растительными сюжетами. Здание окружено одноэтажной галереей с арками (изначально открытые, они были заложены в 1740-х годах), на которую ведут крыльца с гирьками над входом, «поставленные» на ползучие арки. Два крыльца — северное и южное — увенчаны широкими гранеными шатрами с двумя рядами кокошников в основании. Третье, западное крыльцо, первоначально вело в сторону трехшатровых Святых ворот, выстроенных одновременно с храмом. Позднее, в 1740-х, крыльцо соединили с воротами крытым переходом. Ворота с проходной и проездной арками украшены ширинками с резными белокаменными клеймами с изображениями льва, единорога, алконоста, пеликана и орлов.

Резное клеймо. Фото Алексея Паевского

Резное клеймо. Фото Алексея Паевского

Резное клеймо. Фото Алексея Паевского

Резное клеймо. Фото Алексея Паевского

Резное клеймо. Фото Алексея Паевского

«Лучшее, что есть в Костроме, наиболее стильный и сохранившийся из ее памятников — прелестная церковь Воскресения на Дебре … Очень простая по массам, ничем не отступающая от обычного типа храмов 17 века, церковь Воскресения производит на редкость нарядное и праздничное впечатление оригинальной отделкой входов, идущей вокруг церкви галереи, оконных наличников и самих стен. Очень хороши ведущие в церковь врата с кирпичной орнаментацией, увенчанные тремя шатрами; интересна оригинально скомбинированная из кубышек аркада галереи входа…Ни в чем не отступая от традиционных форм церковного строительства — разве только шатры над входами являются некоторым вольнодумством — мастер, работавший или, вероятнее, мастера, работавшие над церковью Воскресения на Дебре, сумели создать нечто своеобразно красивое и непохожее ни на одну из других костромских церквей…» — писал историк Евгений Александрович Белов (1826-1895) в книге «Культурные сокровища России. Выпуск 4. Казань — Нижний Новгород — Кострома», изданной в 1913 году.

Снимок Сергея Прокудина-Горского, 1910 года

Снимок Сергея Прокудина-Горского, 1910 года

Снимок Сергея Прокудина-Горского, 1910 года

Вскоре после постройки четверик и галереи храма были расписаны. И если имена зодчих история не сохранила, то авторов росписей исследователи могут назвать с большой долей уверенности. Так, в 1552 году паперти храма расписала артель под руководством одного из наиболее известных костромских художников XVIIвека Василия Ильина Запокровского. Впервые его имя упомянуто среди тех, кто расписывал знаменитую церковь Николы Надеина в Ярославле. Затем мастер работал в Успенском соборе Московского Кремля; в Рождественском соборе Саввино-Сторожеского монастыря, числясь «кормовым иконописцем большей статьи»; в Троицком соборе Макарьева монастыря в Калязине; неоднократно был зван в Москву «к государевым спешным делам». В 1654 году в России началась страшная эпидемия чумы. К январю 1655 года эпидемия практически утихла, однако несколько оставшихся очагов спровоцировали новую вспышку в 1656-1657 годах, затронувшую низовья Волги, Смоленск, Казань. И вот во время морового поветрия 1656 года Василий Ильин Запокровский умер. Роспись храма Воскресения на Дебре возобновилась лишь в 1670 году. Тогда за дело принялась артель не менее прославленного мастера — жалованного царского иконописца, костромича Гурия Никитина. Под его руководством был расписан Трехсвятительский придел храма. 

Церковь Воскресения на Дебре на фотографии И.Ф. Барщевского.1884 год

В 1874-1876 годах четверик, своды и простенки окон (простенкиобразовались после того, как в процессе переделки галерей в закрытые стесали внутренние поверхности столбов), Трехсвятительский придел были покрыты масляной живописью. Стенное письмо в приделе переписывали по графье XVII века. Раскрытие росписей из-под поздних многочисленных закрасок началось в 1958 году.

Росписи храма. Фото Алексея Паевского

Росписи храма. Фото Алексея Паевского

Росписи храма. Фото Алексея Паевского

Увы, до нашего времени сохранилось не так много: фрески на распалубках сводов западной и южной галерей и, редкими фрагментами, в центральной главе, в дьяконнике, а также над входом в Трехсвятительский придел. Исследователи пытались установить общую площадь первоначальных росписей храма. Так, во время зондажей и пробных зачисток реставраторы не обнаружили следов росписей на сводах. Их, конечно, могли сбить во время одной из перестроек храма, но ученые склонны думать, что своды не расписывали изначально, а стенопись помещалась на выходящих на галереи внешних стенах четверика, где она была хорошо видна через открытую аркаду.

Интерьер придела. Фото Алексея Паевского

Фрагмент деревянной резьбы. Фото Алексея Паевского

Еще одна древность церкви Воскресения на Дебре — иконостас Трехсвятительского придела. Придел во временя возведения храма задумывался как ктиторский, поэтому иконостас был сделан роскошным. Сегодня он признан выдающимся произведением русского резного искусства XVII века. Уникальной его особенностью считаются колонки между иконами второго яруса: они вырезаны в виде рук. Подобный мотив «поддерживающей» руки в русском искусстве XVI-XVII века встречается очень редко. В 1875 году иконостас реставрировал резчик Трубников, потомственный мастер иконостасной резьбы из посада Большие Соли Костромского уезда, частично — однако в стилистике XVII века — изменив его облик.

Своды храма. Фото Алексея Паевского

Барабан придела. Фото Алексея Паевского

В истории церкви Воскресения на Дебре перестроек было не так уж много. В упомянутом выше 1740 году не только заложили кирпичом арки галерей, но и заменили четырехскатной кровлей подзакомарное покрытие, под такой же кровлей спрятали пирамиду кокошников на Трехсвятительском приделе, растесали оконные проемы четверика. В 1802 году была снесена колокольня при храме. В 1870-х годах к юго-восточному углу здания пристроили ризницу с полукруглым — согласно форме алтарных апсид — завершением.

Утром на службе. Фото Алексея Паевского

В 1930-е годы храм закрыли, устроив в нем зернохранилище. В 1946 году разоренный, без полов, оконных стекол и икон, храм вернули верующим. 

Нимбы. Фото Алексея Паевского

В конце 1950-х — начале 1960-х годов храм собирались закрыть и, по некоторым сведениям, снести. Отстоял памятник архитектуры епископ Костромской и Галичский Никодим, который добился, чтобы храму придали статус соборного. Именно сюда он перенес знаменитую чудотворную Феодоровскую икону Божией Матери, преданием связанную с призванием в 1613 году на царство Михаила Федоровича Романова. В 1991 году икону перенесли в Богоявленско-Анастасиин собор, ставший кафедральным собором Костромской епархии. А в 1993-м при Воскресенском храме на Дебре был образован Знаменский женский монастырь.


Текст: Александра Шапиро

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *