Сибирская коллекция Петра I

Сегодня в рубрике «Артефакт» мы рассказываем о самом раннем археологическом собрании России — так называемой Сибирской коллекции Петра I, включающей 250 произведений декоративного искусства евразийских кочевников периода примерно VII в. до н. э.- II в. н. э. Все изделия выполнены из золота, большинство —в скифо-сибирском зверином стиле. Собрание, хранящееся сегодня в Государственном Эрмитаже, не имеет себе равных по художественному уровню исполнения, количеству и разнообразию типов украшений: поясные пряжки, застежки, шейные гривны, браслеты, перстни, серьги, предметы домашнего обихода, украшения конской сбруи.

Предметы Сибирской коллекции были найдены в первой четверти XVIII века бугровщиками, которых сегодня бы мы по праву назвали черными археологами. Слово «бугор» — это устаревшее обозначение земляного холма, так что «буграми» называли в Сибири курганы (они же, в народе — «татарские могилы») древних кочевников. «Бугрование», то есть раскапывание древних погребальных памятников с целью поживиться драгоценными предметами, стало промыслом со времен освоения Сибири. Так, о находках из погребений писал посетивший в 1664-1665 годах Россию нидерландский ученый и картограф Николаас Витсен — автор фундаментального труда «Северная и Восточная Тартария», составитель первой в Европе подробной карты Сибири (Тартарии). Вот выдержки из его книги, из главы, посвященной сибирским древностям.

Портрет Николаса Витсена, 1677 год

«В 1688 году его высокоблагородие боярин Федор Алексеевич Головин, наместник в Сибири и главный военный комиссар его Царского Величества Петра Алексеевича, совершил путешествие через Сибирь к востоку и прошел вниз по реке Иртыш, туда, где он впадает в большую реку Обь, к месту, названому Самароской или Самаровский Ям. Несколько выше этого места, в реке очень сильное течение и, как это в каменистых реках часто случается, большие куски отламываются и падают, размытые милой течения, изменяя русло. Случилось, что подобный большой обломок каменистой земли упал с горы на низкий берег реки. Тогда обнаружили, что вместе с землей упал в деревянном гробу скелет давно умершего человека. Там еще были серебряные изделия, браслеты, серебряное ожерелье, какие носили древние язычники и серебряная чаша, которую мне оставил на память его Высокоблагородие, вышеназванный господин…». «Недалеко от Тобола встречаются у подножия горы еще особого типа очень древние могильники, в которых находят кроме скелетов, немного домашней утвари из металла — серебра, меди и железа».

«Тартарские золотые идолы или языческие чудища, недавно взятые из древних погребений в Сибири вместе с некоторыми украшениями из того же материала». На этой иллюстрации из книги Витсена «Северная и Восточная Тартария» изображена поясная бляха (волк со змеей) из его коллекции, которой потом найдут пару из Сибирской коллекции Петра I.

Из находок бугровщиков Витсен на протяжении 1703-1716 годов составил первую в истории коллекцию «сибирских древностей».

Известно также одно из донесений царю Алексею Михайловичу от 1670 года, в котором говорилось: в Тобольском уезде «русские люди в татарских могилах или кладбищах выкапывают золотые и серебряные всякие вещи и посуду». Да, именно за драгоценными металлами охотились бугровщики, выбрасывая, как недостойные внимания, бронзовые и железные предметы из захоронений. Артели бугровщиков по 200-300 человек раскапывали могильники с ранней весны до осени. В конце XVIIвека бугровщики грабили курганы в северной части междуречья рек Оби и Иртыша, Приишимье и Притоболье. Витсен писал: «Много лет тому назад, близ Тобольска, Тюмени, Верхотурья и в других местах на ровной степи были вскрыты курганы, сначала случайно, а впоследствии умышленно, и в них были найдены склепы…Находились там остатки покойников со всякого рода утварью, ушными привесками, браслетами, идолами, цепочками и металлическими кубками, серебряными и медными». К началу XVIIIвека были раскопаны все крупные курганы на территории большей части Тоболо-Иртышья и севера Обь-Иртышского междуречья до устья Оми. Затем, с походом И.Д. Бухгольца в 1715 году к Яркенду, артели бугровщиков стали проникать в южные степные районы Обь-Иртышья.

«Золотые украшения, вырытые из древних тартарских могил в Сибири». Иллюстрация из книги Витсена «Северная и Восточная Тартария»,1705 год

Курганное золото как источник дохода интересовало и власть имущих — воевод, губернаторов, глав приказов. Например, согласно архивам, в 1702 году по распоряжению главы Сибирского приказа А. Виниуса в устье Исети капитан Федот Матигоров раскопал древний курган. Масштабы раскопок сибирских курганов в первой четверти XVIIIвека впечатляют: например, у кузнецкого воеводы Д.Б. Зубова имелось очищенного им могильного золота на несколько тысяч рублей, при том, что золотник золота стоил тогда по одним данным 90, а по другим — 50 копеек. В 1727 году вышел правительственный приказ, по которому «бугрование в степи под жестоким наказанием чинить запрещено». Таким образом правительство хотело защитить бугровщиков от местных жителей, яростно сопротивлявшихся разграблению могил их предков. В 1733-1743 годах «отец сибирской истории» ученый Г.Ф. Миллер участвовал в сибирской экспедиции В. Беринга. Одной из его целей были раскопки курганов и собирание «могильных» древностей. Однако он вынужден был признать: «никто больше на сей промысел не ходил, потому что все могилы, в коих сокровища найти надежды имели, были уже разрыты». 

Поясная платина III-IIвв. до н.э. со сценой охоты на кабана. Фото Государственный Эрмитаж

Поясная пластина со сценой борьбы тигра с фантастическим зверем,V-IV вв. до н.э. Фото Государственный Эрмитаж

В 1697-1698 годах Петр I путешествовал по Европе в составе Великого посольства. В Голландии его принимал, сопровождал и знакомил с учеными Николаас Витсен, о котором упоминалось выше и с которым Петр I еще до своего путешествия состоял в переписке. Впоследствии царь и Витсен поддерживали теплые дружеские отношения. После смерти Витсена в 1717 году царь обратился к его вдове с просьбой продать коллекцию сибирских редкостей из курганов, однако получил отказ: «понеже … наследие по духовной принадлежит всем его сродственникам». Уже после смерти самого Петра I в 1728 году коллекцию Витсена продали на аукционе в Амстердаме и ее следы были утеряны. Сохранились лишь изображения некоторых предметов, которые Витсен привел во втором издании своей книги «Северная и Восточная Тартария». Изображения впоследствии помогли ученым при исследовании Сибирской коллекции Петра I, к рассказу о которой мы подошли.

Скифская бляха в виде свернувшейся пантеры, VII- VI вв. до н. Фото Государственный Эрмитаж

Историк И.И. Голиков в своем труде «Деяния Петра Великого, мудрого преобразителя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам» (1788 год) писал о подношении уральского заводчика Демидова супруге Петра  IЕкатерине. «В один приезд г. Демидова в Петербург родился монарху сын царевич Петр Петрович. И когда знатные особы при поздравлении монархине по древнему обычаю подносили приличные дары, то он, пользуясь случаем, поднес ее же величеству богатые золотые бугровые сибирские вещи и сто тысяч рублей денег…». Отсутствие у Голикова конкретики породило у последующих исследователей разные версии. Демидов может быть как Никитой Демидовым, так и его сыном Акинфием; дата поднесения подарка может быть как 29 октября 1715 года — день рождения царевича, так и более поздний 1716 год; количество поднесенных предметов — от 10 до 250; вещи могли быть перекуплены в 1714 году у агентов Витсена. Однако история, изложенная в книге Голикова, не нашла никаких документальных подтверждений. Поэтому начало коллекции связывают с именем сибирского губернатора М.П. Гагарина. По приказу Петра IГагарин собирал в Тобольске обнаруженные бугорщиками предметы, а затем пересылал их в Санкт-Петербург. «По имянному его царского величества указу, которой писан рукою его царского величества, древние золотые и серебряные вещи, которое находят в земле древних поклаж, всяких чинов людем велено объявлять в Тоболску и велено у них брать те вещи в казну великого государя, а отдавать им за те взятые вещи ис казны деньги».Увы, архивные данные о предметах — кто и где нашел, расписки о покупке с ценами — погибли в 1768 году во время пожара в Тобольске.

Фалар с бирюзой, IV-IIвв. до н.э. Фото Государственный Эрмитаж

Всего из Тобольска было отправлено три посылки: две в январе и декабре 1716 года и одна в конце 1717 года. В первой содержалось 10 предметов, а во второй — 120, в третьей — 60. Известная исследовательница сибирских древностей М.П. Завитухина (1926-2001) М.П. Завитухина предполагала, что первая партия бугровского золота, переданная Гагариным царю, как раз и послужила основанием для распоряжения Петра о дальнейшем приобретении губернатором подобных вещей. Сохранившаяся опись второй посылки, составленная Гагариным — «Ведение золотым вещам, которые сего 1716 году сысканы в земле древних поклаж. Какая которого нумеру и какова весу и то писано ниже сего» — позволила поздним исследователям сделать вывод, что предметы именно из второй отправки были основой Сибирской коллекции. Кстати, среди присланного Гагариным во второй партии были «в мешечке байберековом» двадцать мелких золотых вещей, предназначенных в подарок царевичу Петру Петровичу. Не это ли подношение со временем превратилось в источниках в подарок Демидова? Да, и отметим, что одновременно в 1716 году сибирское золото отправляли Витзену в Амстердам его торговые агенты в России. 

Гальванокопии пластины-застежки (сцена под деревом) и парных пластин застежек (нападение львиного грифона на коня) в экспозиции Кунсткамеры. Фото Александры Шапиро

Гальванокопии парных платин-застежек в экспозиции Кунсткамеры. Борьба тигра с волком, скифы, VI в. до н.э. Фото Александры Шапиро

В январе 1719 года М.П. Гагарин был уволен от должности губернатора (а в марте 1721 года казнен за лихоимство). Его преемник на должности князь А.М. Черкасский в 1720 году запрашивал сенат, покупать ли ему могильное золото, на что в 1721 году Сенат издал указ: «Куриозные вещи, которыя находятся в Сибири, покупать сибирскому губернатору или кому надлежит настоящею ценою и, не переплавляя, присылать в Берг- и Мануфактур-коллегию». Иными словами, какое-то количество предметов для коллекции Петра I были присланы и Черкасским.

Гривна на шарнирах с головами львов, III-II вв. до н.э. Фото Государственный Эрмитаж

Сибирская коллекция хранилась в Летнем дворце Петра I под бдительным присмотром гоф-интенданта П.И. Мошкова. Можно предполагать, что Петр I намеревался передать коллекцию в Кунсткамеру, которую начали строить в 1718 году. Однако царь умер, не дожив до завершения строительства и не оставив распоряжений по поводу своего собрания редкостей и древностей. После кончины Екатерины Iв 1727 году Верховный тайный совет, опекавший юного царя Петра II, и Академия наук, опасаясь, как бы ценная коллекция не пропала в частных руках, организовали передачу древних сокровищ в Кунсткамеру. И.Ф. Бакмейстер, основоположник описания и изучения собрания Кунсткамеры писал: «Поступило от двора драгоценнейшее собрание из чистого золота вещей, в числе которых находилось 250 вынятых в Сибири из гробов татар, обладавших прежде сею страною. Дабы иметь точное понятие в важности сего прибытка, довольно сказать, что весу всего золота было 74 фунта …Сии памятники суть все из чистого золота и состоят в кубках, сосудах, диадемах, латах, выложенных драгоценными камнями и представляющих сражение с дикими зверями, в щитах, из которых один пробит стрелами, в головных уборах, серьгах, кольцах, зарукавьях, ожерельях». («Опыт о Библиотеке и Кабинет редкостей и истории натуральной Санкт-Петербургской Академии наук», 1779 год). 

Поясная пластина со сценой борьбы змеи с волком (III-IIвв. до н.э.) — парная пластине из коллекции Витсена. Фото Государственный Эрмитаж

Коллекция находилась в Кунсткамере до 1859 года. Однако научной обработке она не подвергалась. В 1859 же году была создана Императорская археологическая комиссия, поэтому Сибирская коллекция в числе прочих археологических собраний была передана из Кунсткамеры в Эрмитаж. Первое научное изучение Сибирской коллекции принадлежит археологу А.А. Спицину (1858-1931) и академику-тюркологу В.В. Радлову (1837-1918). В своем докладе Русскому археологическому обществу в 1901 году о Сибирской коллекции Спицын писал: «Коллекция предметов древности, собранная энергией и счастьем Петра Великого, составляет одно из важнейших достояний русской археологии. Правда, она вот уже два века лежит под спудом, доступная лишь поверхностному обозрению, никем не описанная, никем научно не взвешенная, даже никем и нигде не изображенная в полном составе, но все мы знаем, что это сокровище большой цены. Тот еще не может считаться археологом, кто не обращал пытливого внимания в сторону этого чудесного и загадочного собрания». Спицын, во время своих поисков архивных документов петровской эпохи, обнаружил описи («ведения») поступавших из Сибири предметов, благодаря которым начало складываться представление о времени и месте формирования значительной части коллекции Петра I. Именно Спицын дал коллекции название Сиюирской. Радлов же изучал наследие Витсена. Так, он выяснил, что поясная пластина со сценой борьбы волка со змеей из коллекции Витсена и пластина из собрания Кунсткамеры-Эрмитажа — парные. То есть найдены были в одном кургане (не позднее 1714 года), но волею судеб одна попала к Витсену, другая — к Петру I.

Исследования коллекции продолжались и в XXвеке. Сегодня существует две версии того, где находились курганы, ограбленные бугровщиками в период формирования Сибирской коллекции. Первая: лесостепные районы Тоболо-Иртышья. Вторая: юго-западная часть Обь-Иртышского междуречья. 

Самая ранняя вещь коллекции —бляха в виде свернувшейся пантеры, датированная VII- VI вв. до н. Считается, что подобного рода изделие могло принадлежать знатному скифу. Гривна на шарнирах с головами львов (III-IIвв. до н) — единственное в коллекции античное изделие, возможно, попавшее к сибирским кочевникам из Греко-Боспорского царства. А вот предметов ирано-бактрийского круга в коллекции достаточно много, например, золотая с бирюзой гривна с «львиными» грифонами (V-IV вв. до н.э.). Типичный образец сибирского и сарматского искусства — поясная пластина со сценой борьбы змеи с волком (III-IIвв. до н.э.), та самая, парной к которой была пластина из собрания Витсена. Фалары (нагрудные декоративные круглые бляхи в конской сбруе), датированные IV- IIвв. до н.э.) аналогичны произведениям сарматского полихромного звериного стиля из аланских курганов Нижнего Дона. В связи с этим ученые полагают, что подобное сходство можно считать косвенным доказательством преемственности аланов ираноязычным кочевникам, населявших междуречье Амударьи и Сырдарьи. А вот поясная платина III-IIвв. до н.э. со сценой охоты на кабана могла принадлежать кому-то из элиты кочевников хунну. Самая большая часть коллекции (V-IV вв. до н.э.), например, 14 пар поясных пластин, происходит из курганов приалтайских степей между Обью и Иртышем. Причем некоторые из них можно атрибутировать по сопоставлению с находками из точно датированных археологических комплексов скифского периода, таких, например, как пятый Пазырыкский курган на Алтае.

Таким образом, Сибирская коллекция отражает связи кочевников Южной Сибири с Ираном, Китаем и Центральной Азии. Исследования, позволившие бы узнать и уточнить время создания и культурную принадлежность ее экспонатов, все еще ведутся.

В Кунсткамере, в память о том, что когда-то Сибирская коллекция Петра I хранилась здесь, сегодня экспонируются гальванокопии некоторых предметов.


Текст: Александра Шапиро

Следить за публикациями на портале можно в наших группах в FacebookВКонтакте и в Одноклассниках, а также на канале в Telegram. Кроме этого, у нас есть свой аккаунт в Instagram и канал в Яндекс-Дзен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *