Сегодня «Российские древности» отправятся в самый центр Москвы, где недалеко от Кремля в Старопанском переулке притаилось крохотное здание с двумя шатрами. Еще в самом начале 2000-х этих шатров не было, они появлялись на короткое время в XX веке, а были ли они в веке XVII – достоверно неизвестно. Наш рассказ – об очень интересном памятнике, не менее интересном опыте реставрации и о результате, ставшим памятником и архитектурной эпохе, и конкретному реставратору. Итак – храм Космы и Дамиана в Старых Панех.

Место и время

Вот как пишет о первых упоминаниях храма в литературе прекрасный сайт «Исторический архив храма святых бессеребреников Космы и Дамиана в Старых Панех», который ведут супруги Лобановы вместе с со священником храма, протоиереем Андреем Приваловым (здесь публикуются материалы не только по истории храма, но и – в основном – о людях, связанных с ним):

«Название связано с древним урочищем «Старые паны» и Панскому двору, где торговали выходцы из Польши, Литвы, и, возможно, Смоленска (отсюда первоначальное название Старопанского переулка – Смоленский). Поэтому первоначально храм назывался церковь Космы и Дамиана в Смоленском переулке.

Панский двор впервые упоминался в летописях 21 мая 1508 г. («загореся на Болшем посаде от Панского двора…»). Находился он на Варварке между церквами вмч. Варвары и Введения Богородицы.

Вариант реконструкции храма без шатров. Рисунок из книги «Памятник истории и архитектуры XVI-ХХ вв. Церковь святых бессребреников Космы и Дамиана в Старых Панех». М., 2013


Первое упоминание о храме Космы и Дамиана, тогда ещё деревянном, относится ко времени правления великого князя Ивана III Васильевича, объединившего значительную часть русских земель вокруг Москвы, которая стала центром единого Русского государства. 4 октября 1475 г. случился пожар: «загореся внутри же града близ Никольских ворот в 5 час дни, меж Введения и Козмы и Дамияна, и выгоре мало не весь град». Упомянутый здесь храм Введения – деревянная церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы за Торгом, которая находилась в Введенском (Рыбном) переулке, соединяющим улицы Ильинку и Варварку. Каменная постройка этого храма была заложена в 1514 г. по повелению великого князя Василия Ивановича итальянским мастером Алевизом Новым (храм был упразднен в конце XVIII в., так как лишился прихода при постройке Гостинного двора).

Вид с северо-запада. Фото Алексея Паевского, июль 2023 года


Западный фасад. Фото Алексея Паевского, июль 2023 года


Иногда ошибочно первое упоминание относят к пожару 1462 г. Тогда 23 мая в 2 часа ночи «загореся посад на Москве у Николы у Мокрого…; горело вверх по рву… да на Болшую улицу на Вострой конец и по самую реку да по Кузму Демиана на Вострой конец…». Но здесь имеется ввиду другой храм – церковь святых бессеребренников и чудотворцев Космы и Дамиана на Остром конце. Острым концом назывался угол Китай-города, где находилась Зачатьевская, что в Углу, церковь в Зарядье. Последние известия о церкви Космы и Дамиана на Остром конце относятся к 1547 г.»

Вид с северо-востока. Фото Алексея Паевского, июль 2023 года


Косма и Дамиан

Нужно несколько слов сказать, конечно, и о самих святых бессеребренниках. 

 Святые Косма и Дамиан (Κοσμᾶς κα Δαμιανός) – или Кузьма и Демьян – с одной стороны, хорошо известная «на слух» пара, часто сливающаяся в одно слово – одна фамилия Космодемьянская чего стоит, с другой стороны, с ними не все так просто. Дело в том, что в христианской традиции чтят сразу три пары святых бессеребренников с такими именами. Статья в «Православной энциклопедии» (к слову, очень рекомендуем к прочтению) честно пишет:

«Документальные свидетельства исторического существования Космы и Дамиана не сохранились. Согласно чрезвычайно сложно формировавшемуся и противоречивому преданию, братья Косма и Дамиан были врачами, лечившими людей бесплатно (отсюда наименование — «бессребреники», «безмездники»). Изначально единое почитание Космы и Дамиана разделилось на три традиции, в рамках которых почитаются три группы одноименных святых: Косма и Дамиан, преподобные Асийские (память 1 ноября ст.стиля),- сыновья христианки Феодоты, умерли своей смертью и похоронены в местности Феремма (Фереман), к северу от города Кирр (Северная Сирия); Косма и Дамиан, мученики Римские (память 1 июля ст.стиля), убиты из зависти врачом-язычником при императоре Карине (283-285); Косма и Дамиан, мученики Аравийские (память 17 октября ст.стиля), приняли мученическую кончину вместе с другими братьями, Леонтием, Анфимом и Евпрепием, в городе Эги (Αἰγαί, Киликия) в гонение императора Диоклетиана (284-305).

Свв. Косма и Дамиан на московской иконе XV века


Общего в этих традициях то, что святые братья были врачами-бессеребренниками, во многих версиях житий, получившими дар врачевания (целительства) от Бога и всегда не бравшими мзды за лечение, что по тем временам было… скажем так, несколько необычно. Во некоторых версиях жития братья были и ветеринарами по-нашему, лечили еще и животных. 

Кстати, интересно, что, судя по приходским документам, престол в нашем храме считался посвященным как Асийским братьям, так и Римским, престольный праздник отмечался и 1 ноября, и 1 июля по старому стилю. 

Реставрация и реставраторы

Но вернемся к храму. Современное здание представляет собой сложнейшую историю строительства, реставрации, разрушения и воссоздания. И лучше, чем написал о нем замечательный историк архитектуры Владимир Седов, нам не сказать:

Трехглавый храм на плане Москвы рубежа XVI–XVII вв.


«Дело в том, что памятник в результате разновременных перестроек и ремонтов оказался таким искаженным и неподатливым, что его первоначальные формы с реставрационной точки зрения просто не восстановимы. Где-то в промежутке между тридцатыми и пятидесятыми годами XVII века была построена эта небольшая каменная церковка с вытянутым в поперечном направлении четвериком и пониженным алтарным выступом. Как она выглядела – точно неизвестно (хотя какой-то трехглавый храм угадывается на планах Москвы рубежа XVI–XVII вв. примерно в этом месте Китай-города), кто был ее заказчиком – непонятно (хотя есть туманные сведения о связи церкви с двором боярина Шеина). До нас дошел чертеж 1801–1803 годов, отражающий облик памятника, сложившийся в результате какой-то барочной перестройки (восьмигранный барабан с характерными наличниками) и предлагающий осуществленную в натуре пристройку южного придела и колокольни, а также украшение фасадов старой части декором в стиле зрелого классицизма.

Храм на снимке из альбома Найденова. 1880-е


В этом виде церковь дожила до начала ХХ века, а в 1927–1929 годах она была восстановлена в «первоначальных формах» известным реставратором и знатоком московских древностей Дмитрием Суховым (1867–1958).

Сидят реставраторы Сергей Соловьев, Николай Благовещенский и Дмитрий Сухов (слева направо). Илл: Wikimedia Commons


Реставратор пошел на «сговор» с Промбанком, расширявшим соседнее здание бывшего банка Рябушинского, и получил разрешение на восстановление древней части церкви в обмен на снос колокольни и трапезной. Получился одинокий и довольно изящный двухшатровый храм с обильной декорацией в духе московского «узорочья» середины XVII столетия, храм, у которого довольно много аналогий среди посадских и монастырских церквей того времени (самая близкая – двухшатровый московский храм Ильи Пророка на Воронцовом поле, который, видимо, и послужил основным образцом для реконструкции).

Чертеж храма на Воронцовом поле. Двушатровый компартимент на переднем плане


Шатры храма на Воронцовом Поле


Этот сделанный Суховым храм с его «игрушечными» шатрами уже в 1931 году был наполовину разрушен: усилившаяся борьба с религией привела к сносу шатров и уничтожению всего фасадного декора. Об оставшихся частях попросту забыли.

Храм после реставрации Сухова. 1927 год


Когда архитекторы из [компании] ABD [взявшейся за реставрацию памятника в XXI веке] приступили к натурным исследованиям, то оказалось, что в старой части храма от XVII века сохранились только стены, тогда как все декоративные части принадлежат уже Сухову, который в процессе работ вычинил все поверхности стен и практически уничтожил подлинные следы того, что он восстанавливал. Но исчез не только подлинный декор, исчезли и следы первоначального завершения. Под крышей открылись основания двух восьмериков, сделанных Суховым, а древних частей не оказалось. Мало того, выяснилось, что верхушка лоткового свода, перекрывающего четверик храма, была переложена в XVIII веке (под барочную главу), и потому даже Сухов вряд ли мог видеть основания шатров на этом месте, а это значит, что он их домыслил.

Храм в 1990-х. Фото: Андрей Агафонов, sobory.ru


В этой ситуации у архитекторов могло быть три пути: восстановить храм в том виде, который он имел до реставрации Сухова, создать вариацию на тему храма эпохи «узорочья» или попытаться вернуть храму тот облик, который на 3 года придал ему знаменитый реставратор, то есть довериться его знаниям и интуиции. Последний путь показался наиболее ясным и тактичным по отношению к памятнику, и потому в проекте восстановления храма видно стремление воссоздать реставрационный декор и завершение 1920-х годов».

Проект реставрации от компании ABD


В результате получилась уникальная реставрация реставрации, памятник памятнику, эпохе шатровых храмов XVII века и замечательному реставратору, который не мыслил своей жизни без Москвы.

Фото Алексея Паевского, июль 2023 года


Подготовил Алексей Паевский

Литература:

«Памятник истории и архитектуры XVI-ХХ вв. Церковь святых бессребреников Космы и Дамиана в Старых Панех». М., 2013

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *