Мы продолжаем наш проект «Новгородские древности», в котором обновим и дополним новыми данными и фотографиями уже имеющиеся статьи и допишем тексты обо всех древних памятниках архитектуры на территории области. И эта «оцифровка» новгородских древностей и истории их изучения — только первая часть проекта. Проект «Новгородские древности» реализуется при поддержке Новгородского государственного университета, губернатора Новгородской области, Новгородского музея-заповедника, а также в рамках приоритетного регионального проекта Новгородской области «Город-Университет».

В нашем новом выпуске мы продолжаем «собирать» по частям сердце Великого Новгорода – Детинец или Кремль. Напомним, что мы мы решили «есть этого слона по частям»: сначала написать небольшие заметки о каждой башне Новгородского кремля, а уж затем «собрать» из них целую крепость – тем более, что каждая современная башня имеет свою историю постройки, разрушений и воссоздания. Первой мы рассказали о самой высокой башне – Кокуй (выпуск 15), а теперь пришла пора перейти к следующей башне, если идти от Кокуя против часовой стрелки. Итак – Княжая башня.


Как и с башней Кокуй, название «Княжая башня» — не историческое. В разное время мы видим разные названия. Документы XVII века нам дают имена «за Боярским двором», «на государевом дворе», «Власьевская» — по имени церкви Власия на Волосовой улице, о которой мы уже рассказали (выпуск 17). 

Нынешняя башня была выстроена в конце XV века «повелением великого князя Ивана Васильевича по старой основе». Разумеется, речь не о том Иване Васильевиче, который Грозный и Четвертый, а о том, который Великий и Третий, положивший начало конца новгородской независимости.

Фрагмент Михайловской иконы «Знамения Божией Матери», конца XVII века.


Но до того на этом месте была другая башня, построенная тогда, когда на рубеже  XIV и XV  веков  новгородский владыка Иоанн заложил «детинец город камен от святого Бориса и Глеба». «Борис и Глеб» в данном случае – церковь  Бориса и Глеба в Детинце  XII века, поставленная Сотко Сытинычем, на стенах и лестничной башне которой позже выстроят небольшой храм Андрея Стратилата, достоявший до наших дней (о нем мы рассказали в 20-м выпуске «Новгородских древностей»).  

Новгородский владыка Иоанн закладывает в городе Детинец в 1400 году. Лицевой летописный свод Ивана Грозного. 


Храм Андрея Стратилата. Фото Алексея Паевского, январь 2024 года


Сохранившиеся документы XVI века рассказывают нам, как выглядела башня в начале своего существования. В ней было шесть ярусов. Верхние пять – боевые, с деревянными перекрытиями и соединенные деревянными лестницами друг с другом. Нижний – перекрыт каменным сводом и изолирован от остальных, имея отдельный вход с восточной стороны башни. Со второго яруса был еще и проход в «нужное место» в толще стены. 

Чертежи Княжой башни. 1745 год. Автор, предположительно, А.П. Рославлев © из книги «Крепостные сооружения Новгорода Великого». СПб., 2012.


В конце XVI века башню реконструировали – бойницы-окна с полукружными перемычками заложили, оставив только щели-амбразуры.

Как мы уже рассказали в статье про башню Кокуй, в этом месте к стене и башням в конце XVII века примкнул Воеводский двор. Тогда к башне примкнула двухэтажная пристройка, нижний сводчатый ярус которой «работал» погребом, а верхний был «сушилом» – кладовой для съестных припасов. 

Реконструкция Воеводского двора на 17 век. Автор А.В. Воробьев (Княжая башня в красном круге) © из книги «Крепостные сооружения Новгорода Великого». СПб., 2012.


Cудя по всему, остатки именно этой пристройки раскопал в начале XX века художник Николай Рерих, затеявший раскопки в Новгородском Кремле перед Археологическим съездом в Новгороде (а затем рассорившийся – обоснованно – с Новгородским обществом любителей древностей и не оформивший результаты раскопок). Но у нас есть слова самого Рериха:

«Вторую траншею закладываем у Княжей Башни, которая стояла у Княжего Двора и где заметны какие-то впадины и бугорки. Очевидные следы строений. Сознаем, что очень глубоко рыть нельзя из-за близости разрушающейся башни. Если башня рухнет вовсе и не по нашей вине, какой вой подымут разные человекоподобные? Но нужно знать, что заключают в себе видимые бугры.

Вид с запада с напольной стороны. Из архива Каргера Михаила Константиновича (1903-1976) — доктора исторических наук, профессора ЛГУ, лауреата Государственной премии. НГОМЗ.


Не глубже как на пол-аршина натыкаемся на каменную кладку. Освобождаются три стены небольшого квадратного помещения, имевшего кирпичный пол, сложенный в клетку. Вероятно, строение примыкало к башне. Около стен обычные находки: изразцы, слюда. Кроме того, осколки ядер и частицы панциря. Кирпичный пол имеет заметные склоны к бокам. Уж не свод ли? Пробуем, под кирпичом идет насыпной чистый песок, а еще на 8 вершков начинается знакомый черный нажитой слой. По бокам открытого строения заметны следы каких-то деревянных оснований. Сразу намечается сыпь развалин, которая скрыта под всем огородом. Весь Кремль – нераскопанный курган».

Дореволюционная открытка


Во второй половине XVIII века пристройку разобрали, а с 1784 года в башне поместился архив Казенной палаты. Тогда амбразуры снова растесали до окон.  В начале ХХ века башня стала складом Новгородского гарнизонного батальона. Перед войной башню отремонтировали и отреставрировали, но во время Великой Отечественной юго-восточный угол башни повредил артиллерийский снаряд. Башня уцелела, но оказалась «оторвана» от стен. Тем не менее, сразу после войны реставрация не проводилась – и в результате к 1960-м годам, в основном за счет отгнивания деревянных связей в башне она уже грозила обрушением. 

Разрез. Вид на северо-запад (современный вид) © из каталога «Архитектурное наследие Великого Новгорода и Новгородской области». СПб, 2009.


Как пишет статья агентства «Русь Новгородская», «в ходе ремонтных работ были установлены металлические связи, осуществлена вычинка кирпичной облицовки, восстановлены на полную высоту двурогие зубцы по аналогии с сохранившимися на других Кремлевских башнях, разобраны закладки амбразур и по натурным следам возвращены окнообразные бойницы конца XVII века, воссоздано согласно Описи 17 века 8,6-метровое шатровое покрытие из теса».

Башни Княжая и Кокуй. Фотография И.Ф. Барщевского 1881–1886 годов


Но приключения и разрушения на этом, к сожалению, не закончились. 30 мая 1991 года упал участок стены у Спасской башнями (о ней разговор еще впереди), а в ночь с 3 на 4 мая обрушилось прясло между Спасской и Княжей башни. Новые стены возвели в 1994-1996 годах.

Разрушенное прясло стены. НГОМЗ


Фото Алексея Паевского, январь 2024 года


Текст: Алексей Паевский

Следите за нашими публикациями во ВКонтактеТelegramОдноклассникахЖивом Журнале и Яндекс.Дзен

Предыдущие выпуски

Выпуск 1Софийский собор

Выпуск 2храм Бориса и Глеба в Плотниках

Выпуск 3Николо-Вяжищский монастырь

Выпуск 4храм Святого Мины в Старой Руссе

Выпуск 5: храм Рождества Христова на кладбище

Выпуск 6: храм Ильи на Славне

Выпуск 7храмы на Городище

Выпуск 8: храм Николы на Липне

Выпуск 9: храм Жен Мироносиц на Торгу

Выпуск 10: храмы Сыркова монастыря

Выпуск 11: фундаменты храма Пантелеймонова монастыря

Выпуск 12церкви Георгия и Благовещения в Старой Руссе

Выпуск 13церковь Сергия Радонежского в Детинце

Выпуск 14церковь Федора Стратилата на Щиркове улице

Выпуск 15башня Кокуй Новгородского Детинца

Выпуск 16Николо-Косинский монастырь под Старой Руссой

Выпуск 17церковь Власия на Волосовой улице

Выпуск 18Михайло-Клопский монастырь

Выпуск 19церковь Успения на Торгу

Выпуск 20: церковь Андрея Стратилата

Выпуск 21храм 12 апостолов на Пропастех

Выпуск 22Воскресенский собор в Старой Руссе

Выпуск 23церковь Георгия на Торгу

Выпуск 24Лихудов корпус

Выпуск 25: церковь Филиппа Апостола и Николая Чудотворца на Нутной улице

Выпуск 26звонница Софийского собора

Выпуск 27: храм Симеона Богоприимца Зверина монастыря

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *